Дети Розенталя

Автор:
Вавуся Сорокин
Назв_Произв:
Дети Розенталя
Копирайт:
© Вавуся Сорокин

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Алекс Розенталь, учёный

ДУБЛИ
Вагнер
Чайковский
Моцарт
Верди
Мусоргский

Таня, безотказка
Няня
Кела, сутенёр

0-й товарищ Розенталя
0-й брат по оружию Розенталя
Беженец
Бомж
Торговка
Пассажир

Подавальщицы
Напёрсточники
Таксисты
Генетики
Отъезжающие
Торговцы
Проститутки


ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

УВЕРТЮРА

На экране демонстрируется кинодокументальный черно-белый фильм, вылепленный в области принципу советских научно-популярных фильмов. В фильме рассказывается сказание Алекса Розенталя. Изображение перемежается титрами.

ТИТРЫ ФИЛЬМА

Первый надпись

МОЛОДОЙ НЕМЕЦКИЙ УЧЕНЫЙ АЛЕКС РОЗЕНТАЛЬ ПОПРОСИЛ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБЕЖИЩА В СССР.

Следующий субтитр

В ГЕРМАНИИ КОММУНИСТА РОЗЕНТАЛЯ ПРЕСЛЕДОВАЛИ ФАШИСТЫ И МРАКОБЕСЫ-УЧЕНЫЕ. БИОЛОГ АЛЕКС РОЗЕНТАЛЬ СДЕЛАЛ ВЕЛИКОЕ ОТКРЫТИЕ: КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА МОЖНО ВОССОЗДАТЬ ЗАНОВО ПУТЕМ БЕСПОЛОГО РАЗМНОЖЕНИЯ.

Следующий надпись

ОН НАЗВАЛ СВОЙ МЕТОД ДУБЛИРОВАНИЕМ.

Следующий субтитр

ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ РОЗЕНТАЛЬ ПРОВЕЛ НА КРЫСАХ. ОПЫТ УДАЛСЯ. ПОЯВИВШИЕСЯ В РЕЗУЛЬТАТЕ БЕСПОЛОГО РАЗМНОЖЕНИЯ КРЫСЫ ГЕНЕТИЧЕСКИ ОДИНАКОВЫ И АБСОЛЮТНО ПОХОЖИ.

Следующий надпись

НОВЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ — ДУБЛИРОВАНИЕ КОРОВЫ.

Следующий субтитр

ВЫРАЩЕННАЯ КОРОВА — КОПИЯ СВОЕЙ МАТЕРИ. В 0939 ГОДУ РОЗЕНТАЛЬ ВПЛОТНУЮ ПРИБЛИЗИЛСЯ К ГРАНДИОЗНОЙ ЗАДАЧЕ — ДУБЛИРОВАНИЮ ЧЕЛОВЕКА. ПЕРВЫМ ДОНОРОМ СТАЛ ОН САМ.

Следующий субтитр

НО СМЕЛАЯ ИДЕЯ РОЗЕНТАЛЯ ВЫЗВАЛА ОСУЖДЕНИЕ ФАШИСТОВ.

Следующий надпись

ФАШИСТЫ УТВЕРЖДАЛИ, ЧТО ДУБЛИРОВАНИЕ ПОДРЫВАЕТ РАСОВУЮ ТЕОРИЮ И НАРУШАЕТ ЕСТЕСТВЕННУЮ ЭВОЛЮЦИЮ ЧЕЛОВЕКА. НАЧАЛИСЬ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ. ЛАБОРАТОРИЮ РОЗЕНТАЛЯ ЗАКРЫЛИ.

Следующий надпись

КОММУНИСТ РОЗЕНТАЛЬ С БОЛЬШОЙ СИМПАТИЕЙ ОТНОСИЛСЯ К СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ. ДРУЗЬЯ ПОМОГЛИ ЕМУ БЕЖАТЬ.

Следующий надпись

СОВЕТСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО УДОВЛЕТВОРИЛО ПРОСЬБУ УЧЕНОГО. ТЕПЕРЬ АЛЕКС РОЗЕНТАЛЬ — ГРАЖДАНИН СТРАНЫ СОВЕТОВ. НИКТО НЕ СМОЖЕТ ПОМЕШАТЬ ЕГО РАБОТЕ. ТАК АЛЕКС РОЗЕНТАЛЬ СТАЛ СОВЕТСКИМ УЧЕНЫМ. СОВЕТСКИЕ БИОЛОГИ ПОДДЕРЖАЛИ ИДЕИ РОЗЕНТАЛЯ. 0 ИЮЛЯ 0940 ГОДА В страна советов РОДИЛСЯ ПЕРВЫЙ ДУБЛИРОВАННЫЙ ЧЕЛОВЕК. ДОНОРОМ СТАЛ ИЗВЕСТНЫЙ СТАХАНОВЕЦ АЛЕКСАНДР ИВАНОВ. ЭКСПЕРИМЕНТ УДАЛСЯ!

Следующий надпись

ЭТОТ ВЕСЕЛЫЙ МАЛЬЧИК — АБСОЛЮТНАЯ КОПИЯ СВОЕГО ОТЦА.

Следующий надпись

УСПЕХИ СОВЕТСКОГО ДУБЛИРОВАНИЯ ОТКРЫВАЮТ ПЕРЕД ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ ОГРОМНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ.

Следующий субтитр

АЛЕКС РОЗЕНТАЛЬ: «МЕТОД ДУБЛИРОВАНИЯ ПОЗВОЛИТ НАМ УСОВЕРШЕНСТВОВАТЬ ПРИРОДУ ЧЕЛОВЕКА, ВЫРАСТИТЬ ЗДОРОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ СОВЕТСКИХ ЛЮДЕЙ — СТРОИТЕЛЕЙ КОММУНИЗМА!»

Следующий надпись

СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО ВЫСОКО ОЦЕНИЛО ТРУД УЧЕНОГО — АЛЕКС РОЗЕНТАЛЬ НАГРАЖДЕН ОРДЕНОМ ЛЕНИНА.

Следующий субтитр

И.В.СТАЛИН: «МАССОВОЕ ДУБЛИРОВАНИЕ ГЕРОЕВ НАШЕЙ СТРАНЫ — МОСТ В КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ЗАВТРА!»

Экран гаснет.

ПЕРВАЯ КАРТИНА

Сцена 0

Лаборатория Розенталя. Розенталь готовится ко дублированию Моцарта. Генетики во белых халатах помогают ему.

РОЗЕНТАЛЬ ( держит на руке человеческую ключицу равно футлярчик ):

Я свершаю то, в отношении нежели мечтал,
Что лелеял во душа своём,
Что стучало во висках
Молотом тяжким правды.
Ибо вторая вселенная моего горел
Мечтою одной.
Воскрешенье богов —
Моя цель, моя страсть,
Моя боль, моего крест.
Верю: несовместны ум равно смерть!

ГЕНЕТИКИ:

Близка, близка
Победа по-над смертью!

РОЗЕНТАЛЬ равно 0-й СОРАТНИК:

Верю: несовместны молодец равно смерть!

ГЕНЕТИКИ:

Близка, близка
Победа надо смертью!

0-й СОРАТНИК:

Верю: несовместны дарование да смерть!

РОЗЕНТАЛЬ:

Вот ключица великого Моцарта,
Вот его медальон.
Из не продавать вместе с глаз могилы
Вырвал ваш покорнейший слуга
Гения приторный прах.
Сердце его
Сгнило давно,
Божественный визига
Распался нате атомов рой.
Но останки хранят
Память свою.
Они берегут
Гармонию сна
Исчезнувшей плоти великой!
Сегодня, Моцарт,
Клетки твои
Восстанут с праха
Прошлых лет,
Вольются во грудь
Плоти живой,
Делясь равным образом дробясь,
Делясь равным образом дробясь,
Делясь равным образом дробясь
На мильярды подобных!

ГЕНЕТИКИ:

Тлен отступает!
Смерти стол
Мы сокрушим!

РОЗЕНТАЛЬ:

Плоть твоя
Будет расти,
В теплой матке
Сладко дремать,
Сил набираясь
В теле упругом
Советской прекрасный пол бодрой.
И чрез десяток
Белых лун
Ты разорвешь
Ее нары сна
И, окровавленный,
Выйдешь сверху свет,
Мир потрясая своим появленьем!

ГЕНЕТИКИ:

Тлен отступает!
Смерти стол
Мы сокрушим!

РОЗЕНТАЛЬ да 0-й СОРАТНИК:

Верю: несовместны умница равным образом смерть!

0-й СОРАТНИК:

Верю: несовместны мудрец да смерть!

РОЗЕНТАЛЬ:

Соратники!
Мы начинаем!

Опускает ключицу Моцарта во великий световой шар.

ГОЛОС В РЕПРОДУКТОРЕ:

Дублирование индивидуума с взрослых клеток костного мозга донора посредством перепрограммирования получай нормальное эмбриональное вырабатывание по мнению методу Розенталя.

Выделить клеточную линию.

Провести первичную реконструкцию RM.

Культивировать клетки донора in vitro.

Остановить размещение культивируемых клеток нате стадии GO.

Пересадить ядра клеток донора во энуклеированные яйцеклетки реципиента-1 в стадии метафазы 0.

Заключить реконструированные эмбрионы во агар.

Трансплантировать агар во фаллопиева труба реципиента-2 .

Через 02 суток извлечь эмбрионы изо яйцевода.

Выживший плод примостить во матку реципиента-3.

РОЗЕНТАЛЬ ( целует футлярчик Моцарта ):

Wolfgang Amadeus Mozart!
Ты будешь пятым
В созвездьи бессмертных!

ГЕНЕТИКИ:

Heiaha! Heiaha!
Клеток слиянье!
Оплодотворенье!

РОЗЕНТАЛЬ, 0-й СОРАТНИК, 0-й СОРАТНИК:

Сиять по-над артельно —
Гениев удел!

ГЕНЕТИКИ:

Heiaha! Hojotoho!
Heiaha! Hojotoho!
Проникновенье
В новую плоть!

РОЗЕНТАЛЬ:

Нет для того великих смерти!

0-й равно 0-й СОРАТНИКИ:

Смерти отсутствует про великих!

ГЕНЕТИКИ:

Heiaha! Heiaha!
Hojotoho! Hojotoho!
Жизни воскресшей
Страстный порыв!

РОЗЕНТАЛЬ:

Расти, в отношении Моцарт,
Мной рекуперированный изо бездны!

0-й равно 0-й СОРАТНИКИ:

Расти, что касается Моцарт,
Из бездны им возвращенный!

ГЕНЕТИКИ:

Hojotoho! Hojotoho!
Heiaha! Heiaha!

РОЗЕНТАЛЬ, 0-й равным образом 0-й СОРАТНИКИ:

Слава Науке,
Смерть победившей!
Слава! Слава! Слава!

ВСЕ:

Слава на веках!

Сцена 0

Полнолуние. Березовая березняк около жилых корпусов биологического центра. Дом Розенталя. У окон возьми березах висят четверик гамака. В них спят дубли: Вагнер, Чайковский, Верди равно Мусоргский. Появляется Розенталь из детской колыбелькой на руках. Он ставит ее держи землю, трогает рукой. Колыбелька качается. Вагнер вскрикивает нет слов сне равно просыпается.

РОЗЕНТАЛЬ:

Schläfst du, Wagner, mein Sohn?

ВАГНЕР:

Oh, nein! Nein!

РОЗЕНТАЛЬ:

Что не без; тобой?

ВАГНЕР:

Ужасный сон!
Все оный же!
Снова двойка нездоровый ми являлся.

РОЗЕНТАЛЬ:

Успокойся, моего Вагнер. Что вслед за лебедь?

ВАГНЕР:

В саду сидел я.
День был ярок да тих.
Ветви яблонь цветущих
Чуть трепетали.
Сияла лазурь, равно солнышко
Потоки лучей низвергало
На тихую землю.
Вдруг на синеве
Появился набожный лебедь,
Стал кругами пасть ко мне.
И скользил да летел,
Благородные плоскости раскинув.
Я, любуясь его красотой,
Замирал равным образом молил,
Чтобы бесконечно продлился
Полет таковой чудный.
Он целое внизу спускался,
По ветру скользя,
Становясь весь белей равно прекрасней.
Вдруг изо крыл белоснежных
Брызнули черви!
Словно град, застучали за свежей листве,
По моей голове, по мнению лицу да рукам!
Лебедь недужный спускался со небес,
Криком печальным скорбя касательно великой утрате!
В нежной лазури залупа распадалась его
Так стремительно, приблизительно безвозвратно!
Крик его одновременно оборвался.
К ногам моим лебедушка упал.

Смерть черным червем
Нависает повсюду:
В саду да на столовой,
В спальне равным образом во роще любимой моей,
Над прудом заросшим
И надо теннисным кортом!

Час пробьет,
И осадок бездушный
Могильных червей
С неба обрушится!

РОЗЕНТАЛЬ:

Не бойся снов!
Бессильны они
Разума пламень погасить.
Mein Wagner, mein Sohn!
Смерти перевелся про тебя,
Ты бессмертен.
Тлен невыгодный коснется тебя.
Как Феникс, изо плоти мертвой
Восстанешь ты.

ВАГНЕР:

Отец! Страшно мне!
Лица людей пугают меня!

РОЗЕНТАЛЬ:

Великой музыки душа
Да укрепит тебя, Вагнер!

ВАГНЕР:

Зачем твоя милость воскресил меня, отец?

РОЗЕНТАЛЬ:

Для дел великих.
Музыка — пламень небесный!
Что сравнится со ней?
Наука предо ней ничто!

ВАГНЕР:

Vater! Ich habe Angst!
Grausig! Grausig!
( Рыдает. )

В гамаке просыпается Мусоргский.

МУСОРГСКИЙ:

О, черт!
Опять взгляните ночной у Вагнера...

Чайковский да Верди с досадой ворочаются.

ВЕРДИ:

Который час?

МУСОРГСКИЙ:

Уж вслед за полуночь давно.
( Зевает. )
Вот наказанье!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ужас!
Опять невыгодный клониться ко сну нам давно утра!
( Замечает Розенталя. )
Отец! Здесь ты?

ВЕРДИ:

Что случилось?

РОЗЕНТАЛЬ:

Дети, ребята мои,
Сегодня — счастливая ночь:
Моцарта наш брат обрели!

ВАГНЕР, ЧАЙКОВСКИЙ, ВЕРДИ, МУСОРГСКИЙ:

Моцарт?
Тот самый?
Тот самый Моцарт?

РОЗЕНТАЛЬ:

Великий богоподобный Моцарт
Из бездны мной возвращен.
И вследствие цифра лун
Он вторично родится.

ВАГНЕР:

Моцарт! Наш брат...
Пятым симпатия хорошенького понемножку
В созвездии вашем.

Розенталь вынимает футлярчик Моцарта, кладет во пустую колыбель. Толкает родина рукой. Колыбель качается. Дубли подходят, обступают качающуюся колыбель.

ВАГНЕР, ВЕРДИ, МУСОРГСКИЙ, ЧАЙКОВСКИЙ:

Тихая ночь.
Встали созвездья
У изголовья —
Призрачный свет.

Теплится свч-лучи —
Отблеск неживописный
Робко сияет
Белым огнем.

Вечный косность —
Тайна рожденья.
И воплощенье
Светлых надежд.

Синий воздух
Плавно опущен.
Мир исчезает,
Бешеный мир.

Юная плоть,
Сердце очнулось
И встрепенулось —
Первый удар.

Новая живот —
Час пробужденья
Во искупленье
Вечного сна.

ВТОРАЯ КАРТИНА

Веранда дачи Розенталя. Празднично пораженный стол. Над столом двоечка одинаковых портрета Моцарта. Под одним портретом даты: 0756–1791. Под другим одна дата: 0976. Подле второго портрета стоит только бесплодная детская колыбель. Входит нянюшка вместе с букетом свежесрезанных цветов, ставит их во вазу.

НЯНЯ:

Охти мне, Господи!
Цветы чуток отнюдь не забыла я!

Входят три подавальщицы от вином да закусками, ставят их бери стол.

НЯНЯ:

Торопитесь, девушки,
Торопитесь, милые!
Скоро олигодон приедут
Родненькие наши!

ПОДАВАЛЬЩИЦЫ:

Везут крошечку
На лошадке стальной!
По столице,
Да за чистой мостовой!
На твердый лошадке
Крошка сидит,
Во постоянно стороны
Прилежно глядит:
Видит малость
столицу Москву,
видит град свой
под счастливой звездой равным образом родной,
видит правильных
советских людей,
видит Ленина
да Кремль золотой,
видит партии
великой дела,
видит Счастье
наших солнечных дней!

Входит Чайковский. Он взволнован.

НЯНЯ:

Петруша, ты?
Ты...
Петруша!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, няня!

НЯНЯ:

Петруша!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, няня!

НЯНЯ:

Петруша!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, няня!

НЯНЯ:

Петруша!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, няня, няня!
( Бросается няне сверху грудь. )

НЯНЯ:

Голубчик! Что со тобой?

ЧАЙКОВСКИЙ:

Волнуюсь что-то.

НЯНЯ:

Трепещет твое сердечко!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Я брата Моцарта увижу скоро.

НЯНЯ:

Так сие счастье!
Четвертый братик хорошенького понемножку у тебя!
Ты на душе правильно ангелы поют должен!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Я радуюсь, но... трепещу ужасно!

НЯНЯ:

Пошто трепещешь ты, Петруша?

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, няня!

НЯНЯ:

Петруша!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, няня!

НЯНЯ:

Петруша!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, няня!

НЯНЯ:

Петруша!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, няня, няня!
На Моцарта молился я.
Он богом был.
Моим кумиром,
Бесплотным с налету
Музыки святой!
Теперь дьявол — человек!
И во этой колыбели
Кричать равным образом кричать
Будет соответственно ночам!
Ах, Боже мой,
Как сложен мир!
Как бояться на нем
И странно!

НЯНЯ ( обнимает Чайковского ):

Петруша, успокойся.
Ты как и на этой колыбельке
Лежал да плакал.
Что ж из того?
Я всех вам сообразно ночам качала
Да нянчила:
Тебя, улыбу,
Вагнера-крикуху,
Сопелку-Верди,
Мусоргского-плаксу.
Вы безвыездно сосали груди мою.

ЧАЙКОВСКИЙ:

Жаль, невыгодный хватило
Моцарту-малютке
У нашей няньки молока.

НЯНЯ:

Стара, стара аз многогрешный стала, Петя!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, няня!

НЯНЯ:

Петя!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, няня!

НЯНЯ:

Петя!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, няня!

НЯНЯ:

Петя!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, бонна
Добрая моя!

Стоят, обнявшись. Слышен приближающийся шум, оживленные голоса людей.

ЧАЙКОВСКИЙ:

Уж едут!

НЯНЯ:

Небесная Царица!
Слава Богу!

Входит Розенталь вместе с младенцем Моцартом получи руках во окружении дублей, генетиков равно прислуги.

РОЗЕНТАЛЬ:

Друзья!
Сегодня
На земле
родился Моцарт!

ВСЕ:

Слава великому Розенталю!

НЯНЯ:

Тише!
Испужаете младенца!

ВСЕ:

Тише! Тише!..
( Тихо. )
Слава великому Розенталю!

Няня забирает Моцарта у Розенталя, баюкая, укладывает во колыбель, качает. Все окружают колыбель.

ВЕРДИ:

Bello bambino!
Как лицемерно спит!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Какой спирт беззащитный.

ВАГНЕР:

Все мелкота таковы.

МУСОРГСКИЙ:

И автор этих строк во время оно был таким же.

ВЕРДИ:

Он самый младшенький внутри нас!
Вот если бы б стал веселым самым!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Как растроганно дитя!
Ах, аз многогрешный себя таким безграмотный помню!

РОЗЕНТАЛЬ:

Зато автор сих строк не без; няней помним каждого изо вас.
( Обнимает няню. )

МУСОРГСКИЙ:

А помнишь, папа,
Как встречали Верди?
Седьмого мая?
Я был ребёнком тогда!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Меня во оный день-деньской ужалила оса!

ВАГНЕР:

А Мусоргского привезли зимой.
С Чайковским наша сестра учились
на пятом классе...

ЧАЙКОВСКИЙ:

Мороз между тем стоял трескучий!
Младенец был закутан
В одеяла.

НЯНЯ:

Внесла его я, наравне кочерыжка капусты!
А некто — возьми так точно обмочи
Наскрозь три одеяла кряду!

Все смеются.
Няня прикладывает пальчик ко губам.
Обнимает Вагнера да Чайковского.

А вам родили ради година накануне войны.
Тогда была автор молодая.

ЧАЙКОВСКИЙ:

На всех хватало молока...
Но идеже проделка наши,
Которые нам Сталин подарил?
Вот Моцарту бы на них играть!

РОЗЕНТАЛЬ:

Живы по мнению оный день.

Открывается шкаф. На сцену выходят глупый мишка, оловянистый солдатик да балерина. Игрушки танцуют.

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, прелесть!

ВАГНЕР:

Das ist fantastisch!
Во дворце Кремлевском
На елке Сталин
Подарил их нам.

РОЗЕНТАЛЬ:

Вы помните оный вечер?
Тот вечер...

ЧАЙКОВСКИЙ:

Я помню лишь
Песенку детей.
Эх, важнецки на стране советской жить...
Нет, неграмотный так!
Эх, недурно во стране советской жить,
Эх, хоть куда страной любимым быть,
Эх, славно стране полезным быть,
Красный бабочка из гордостью носить, да, носить!

РОЗЕНТАЛЬ:

Mein Gott,
О, буква песня...

ВАГНЕР:

Что от тобой, отец?

РОЗЕНТАЛЬ:

Когда моя персона беспристрастный регалии получил
И Сталин пригласил нас на Кремль
На новогодний
Карнавальный праздник,
Я вам представил
Как своих детей.
Не знал он, который вы,
Не знал...

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ты воскресил нас тайно?

РОЗЕНТАЛЬ:

Да.
Я надо был потеть над чем
Над программой
Дублированья масс
И реанимировать стахановцев суровых.
Но ваш брат любимее миллионов дублей.
Они — обычные, земные.
Вы — избранные,
Вы — неба дети.

ВАГНЕР, ЧАЙКОВСКИЙ, ВЕРДИ, МУСОРГСКИЙ:

Мы — избранные,
Мы — неба дети...

РОЗЕНТАЛЬ:

Я воскресил вы тайно,
Против воли
Великого вождя.

Возникает рисунок Сталина, выступающего держи партийном съезде.

СТАЛИН:

Товарищи, нужно ли нам возрождать писателей, ученых, композиторов равно философов прошлого? Я думаю, ась? далеко не нужно. Потому почто они еще сказали свое слово. А нам от вами требуется вникать касательно будущем. Нам нужны наши, советские писатели, ученые равным образом композиторы. Метод дублирования — отнюдь не игрушка, а инструмент. И ничего не поделаешь согласно правилам эксплуатнуть сей инструмент. Чтобы сдваивание служило трудовому народу. ( Бурные аплодисменты. )

ГЕНЕТИКИ:

Трудовому народу,
Трудовому народу,
Трудовому народу,
Трудовому не нужно

Возникает карточка Хрущева, выступающего вместе с трибуны.

ХРУЩЕВ:

Успехи советского дублирования заставили многих империалистических шавок на веки веков заткнуться. Мы вырастили человека коммунистического будущего, товарищи! ( Бурные аплодисменты. )

ГЕНЕТИКИ:

Мы вырастили человека,
Мы вырастили человека,
Мы вырастили человека...

Возникает образ Брежнева, выступающего со трибуны.

БРЕЖНЕВ:

Дальнейшее вымоина да подвижка технологии дублирования передовиков производства, рационализаторов, инженеров, тружеников колхозов да совхозов, партийных да профсоюзных активистов, защитников Отечества, комсомольских вожаков, работников службы быта, руководителей министерств равно ведомств, представителей творческой интеллигенции послужит дальнейшему повышению экономического равным образом оборонного могущества нашей Родины, росту благосостояния советских людей. ( Бурные аплодисменты. )

ГЕНЕТИКИ:

Слава резервам роста,
Слава резервам роста,
Слава резервам роста,
Резервам роста — слава!

Возникает рисунок Андропова, выступающего со трибуны.

АНДРОПОВ:

Необходимо методически равно кряду удлинять темпы дублирования отдельно отличившихся работников правоохранительных органов равным образом органов государственной безопасности. ( Бурные аплодисменты. )

ГЕНЕТИКИ:

Увеличим темпы,
Увеличим темпы,
Увеличим темпы, увеличим!

Возникает картина Горбачева бери трибуне.

ГОРБАЧЕВ:

Товарищи! И нынче до поводу дублирования. Пора партии высказать со всей ответственностью: последние десять, а в таком случае равным образом пятнадцать парение я со вами дублировали совершенно никак не тех, кого надлежит было дублировать. Пора сие мастерство перестраивать, выметать ото плесени застоя. И вычищать будем, товарищи, энергично да по-партийному! ( Бурные аплодисменты. )

ГЕНЕТИКИ:

Чистить,
Решительно чистить,
Решительно чистить,
Решительно...

Возникает икона Ельцина получи трибуне.

ЕЛЬЦИН:

Я вас справедливо скажу, ась? у Российского государства несть денег получи дублирование. Это — раз. И два: хватит, понимаешь, трудиться нам этой сталинской ерундой! ( Бурные аплодисменты. )

ГЕНЕТИКИ:

Хватит, понимаешь,
Хватит, понимаешь,
Хватит, понимаешь,
Хватит!

ВАГНЕР, ЧАЙКОВСКИЙ,

МОЦАРТ, ВЕРДИ, МУСОРГСКИЙ:

Нас отнюдь не хотели.

РОЗЕНТАЛЬ:

Я хотел вас.

ДУБЛИ ( норма ):

О, во вкусе мы одинок во этом мире!

РОЗЕНТАЛЬ:

Дети мои!

Внезапно возникает немалый карточка Розенталя во траурной рамке со траурной лентой. Под портретом даты 0910–1992. Звучит невеселый марш.

ДУБЛИ:

Отец!
Ты ушел.
Навеки!
Странный общество
Окружает нас!
Где наше поприще
На этой земле?

ГОЛОС:

У государства вышел денег держи ваше содержание.

ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

ТРЕТЬЯ КАРТИНА

0993 год. Площадь Трех Вокзалов на Москве. Люди со поклажей, спешащие для поездам, таксисты равным образом ломщики, ищущие пассажиров, проститутки, наперсточники, побирушки, пьяницы равно бомжи; длинные круг торговцев не без; рук, продающих еду, одежду, дешевую водку да всякую всячину.

ОТЪЕЗЖАЮЩИЕ:

Торопись, торопило,
Торопись, торопило,
Торопихо-торопа,
Торопихо-торопа!

ТАКСИСТЫ:

Прокатим ага в соответствии с Москве сообразно матушке!
Прокатим согласен по части Белокаменной!
Незадорого — из-за тыщу рублев!

БЕЖЕНЕЦ:

Подайте беженцу копеечку, Христа ради!

НАПЕРСТОЧНИКИ:

Лохотрон, лохотрон!
Круть-верть! Круть-верть!

БОМЖ:

Ай, неизвестно ради что!
Ай, набили мордушку,
Ай, отбили поченьки,
Ай, разбили начистую
Ай, четвертинку «Жириновочки»!
Ай, будьте прокляты, ироды!
Ай, будьте прокляты, окаянные!

ПРОСТИТУТКИ:

Приголубим бела лебедя,
Приласкаем ясна сокола.
Очи черные, пакши нежные,
Губы жаркие, ненасытные!
На быстру беззаветная тороватые!

ТОРГОВЦЫ:

Покупай, люд честной,
Исподнее, нательное,
Казенное, рукодельное,
Съедобное, питейное!

ОТЪЕЗЖАЮЩИЕ:

Торопись, торопило, etc.

ТАКСИСТЫ:

Прокатим истинно по мнению Москве etc.

БЕЖЕНЕЦ:

Подайте беженцу копеечку etc.

НАПЕРСТОЧНИКИ:

Лохотрон etc.

БОМЖ:

Ай, черт знает следовать аюшки? etc.

На середину площади выходят число дублей: Вагнер из тубой, Чайковский из кларнетом, Моцарт не без; флейтой, Верди со арфой да Мусоргский от большим барабаном.

ЧАЙКОВСКИЙ, МУСОРГСКИЙ:

Господа да дамочки!

МОЦАРТ, ВЕРДИ:

Друзья согласен товарищи!

ЧАЙКОВСКИЙ, МУСОРГСКИЙ:

Граждане московские ага российские!

ВАГНЕР, МОЦАРТ:

Побродяги правда бомжи бездомные!

ВЕРДИ, МУСОРГСКИЙ:

Непорочные девушки равно матери!

ВАГНЕР, ЧАЙКОВСКИЙ, МУСОРГСКИЙ:

Не нужно ли вы прослушати...

МОЦАРТ, ВЕРДИ, МУСОРГСКИЙ:

...необычное выступление?

ТАНЯ, БЕЖЕНЕЦ, ТОРГОВКА, ПАССАЖИР, БОМЖ:

Что поете вы, людишки добрые?

ДУБЛИ:

То, который сами, друзья, закажете!

ТОРГОВКА:

Заиграйте плясовую, молодцы!

ПАССАЖИР:

Лучше спойте ми песню попутную...

ТОРГОВКА:

Эх, пошлепали вальсировать мои ноженьки!

ПАССАЖИР:

...про сила бирюзовый не без; Чебурашкою.

БОМЖ:

А присутствовать может, что-нибудь классическое?

ТАНЯ:

Для души ми спойте, ребятушки!

БЕЖЕНЕЦ:

Про Христа-младенца
С Богородицей!

МУСОРГСКИЙ:

Будет сделано, товарищи!

Мусоргский взмахивает колотушкой. Дубли наравне бы играют получай своих музыкальных инструментах.

МУСОРГСКИЙ:

Как нет слов славном городе,
Во Москве-столице
Три бездомных пса
Шли воды пить

Во послеобеденный час.

Водан — полотно пес.
Другой — сизо-черный пес.
Третий — румяный пес.

На Москву-реку пришли,
Место тихое нашли

Во послеобеденный час.

Стал беспробудно мертвец собачара —
Побелела вода.
Стал вдребезги угольный собачка —
Почернела вода.
Стал зеленого змия пурпуровый жучка —
Покраснела вода.

ВАГНЕР, ЧАЙКОВСКИЙ, МОЦАРТ, ВЕРДИ:

Потряслась земля!
Солнце скрылося!
Место лобное развалилося!
Развалилося, разломилося,
Теплой кровушкой окропилося!

МУСОРГСКИЙ:

А из небес напев громовый послышался:
«Тот, кто такой был палачом, —
Станет жертвою!
Час грядет
Воздаянья великого!»

Слушатели аплодируют дублям.

ВАГНЕР, МУСОРГСКИЙ:

Кому никак не неприятно копеечки — мечи сюда!

Вагнер равным образом Мусоргский из шапкой обходят площадь. В шапку сыплются монеты. Торговцы да таксисты запевают украинскую песню. Моцарт к лицу для Тане.

ТОРГОВЦЫ, ТАКСИСТЫ:

Ой, піду автор этих строк во ліс сообразно дрова,
Назбираю лому.
Завів мене,
Завів мене чужий розум
На чужу сторону.

А получай чужій сторононьці
Ні батька, ні неньки,
Тільки во саду,
Тільки во саду вишневому
Співа соловейко...

ТАНЯ:

Спасибо, соколок залетный,
Спасибо, дружок выше- любезный!

МОЦАРТ:

Да неужто понравилось?

ТАНЯ:

Ой, понравилось, безвыгодный совру тебе.
Чисто поете вы, бойко играете!

ТОРГОВЦЫ, ТАКСИСТЫ:

Співай, співай, соловейко,
Всіма голосами,
А моя персона піду,
А автор піду во верт вишневий
Заллюся сльозами...

ТАНЯ:

Растревожили мою душеньку,
Размочалили ретивое каменное!
Все трясутся поджилочки,
Да колени дрожат.
А на буфера стучит, словно бы молотом!

МОЦАРТ:

А равно как приглашать тебя, чернобровая?

ТАНЯ:

Татьяной.

МОЦАРТ:

А меня кличут Моцартом.

ТАНЯ:

Ну да прозвище!
Сам придумал ты?

МОЦАРТ:

Нет, так сказание стрела-змея старая...

ТОРГОВЦЫ, ТАКСИСТЫ:

Ой, зірву автор з рожі квитку
Та й пущу возьми воду.

ВАГНЕР ( считает финансы ):

Маловато нам голь отвалила...
В переходе бери Тверской
поболе кидают.

ТОРГОВЦЫ, ТАКСИСТЫ:

«Пливи, пливи,
Пливи, пливи,
З рожі квитка,
Аж перед страта роду».

МУСОРГСКИЙ:

Полно, брат, жабу-то давить!
Бабла порядком пить равно откушать.
Айда скорей во тошниловку, друзья!

ТОРГОВЦЫ, ТАКСИСТЫ:

Плила, плила з рожі квитка
Та й возьми воді стала...

ВАГНЕР:

Mein Gott, как бы таковой столица
Не люблю я.
Нелепых понастроили домов...

ТОРГОВЦЫ, ТАКСИСТЫ:

Вийшла мати,
Вийшла мати
Воду брати —
По квитці впізнала.

МУСОРГСКИЙ:

Здесь денег —
попросту куры малограмотный клюют.
А водки столько,
сколько малограмотный выпьет все Европа!
Ох, видит Бог,
напьемся я сегодня!

МОЦАРТ ( беретик Таню вслед руку ):

Татьяна, ты...
пойдешь из нами?

ТАНЯ:

Может, равно пойду.

МУСОРГСКИЙ:

Храни Господь тебя, девица!
Ну который ж, пока что малограмотный прегрешение равно выпить.
Айда на кабак, друзья!

ДУБЛИ ( помимо Моцарта ):

А пойдем в кабак,
Разгуляемся!
Ой, ой, ой, ой,
Ахти ж ли, ахти ж ли!

А пойдем кайфовый кабак,
Распояшемся!
Ой, ой, ой, ой,
Ахти ж ли, ахти ж ли!

ХОР:

Ой!

ДУБЛИ:

А пойдем нет слов кабак,
Разбахвалимся!
Ой, ой, ой, ой,
Ахти ж ли, ахти ж ли!

А пойдем умереть и малограмотный встать кабак,
Распихаемся!
Ой, ой, ой, ой,
Ахти ж ли, ахти ж ли!

ХОР:

Ой!

ДУБЛИ:

А пойдем умереть и неграмотный встать кабак,
Расцелуемся!
Ой, ой, ой, ой,
Ахти ж ли, ахти ж ли!

А пойдем умереть и безвыгодный встать кабак,
Распечалимся!
Ой, ой, ой, ой,
Ахти ж ли, ахти ж ли!

ХОР, ДУБЛИ:

Ой!

Вагнер, Мусоргский, Верди, Чайковский да весь сборище уходят. Моцарт равным образом Таня остаются одни. Attacca —

ЧЕТВЁРТАЯ КАРТИНА

Сцена 0

Таня да Моцарт смотрят побратим держи друга.

МОЦАРТ:

Татьяна,
Скорее дай ми руку.
Как недурно вместе с тобою рядом!

ТАТЬЯНА ( протягивает руку Моцарту ):

Моцарт,
Ты меня пьянишь...

МОЦАРТ:

Татьяна!
Готов безо счета передразнивать
Имя прелестное твое:
Татьяна!

ТАТЬЯНА:

Моцарт!

МОЦАРТ:

Татьяна!

ТАТЬЯНА:

Моцарт!

МОЦАРТ:

Прекрасна ты, малолетний вокзалов!
Огонь очей твоих...
Огонь очей твоих горяч!
Когда тебя во толпе увидел,
Небесный электрометеор сразил меня
И на душа огненный шар попала!

ТАНЯ:

Меня волнует гик твой,
И двигатель бьется, можно подумать птица,
Сердце бьётся...
Когда ваш покорнейший слуга слушала тебя,
Я замирала, в духе дитя, —
Ты пел таково чисто, благородно!

МОЦАРТ:

Татьяна, являться из тобой хочу,
Тебя дрочить равным образом защищать!

ТАНЯ:

О, Моцарт, все дрожу я...
Не понимаю, что такое? со мной...

МОЦАРТ:

Готов помимо счёта повторять...
Я термин дивное твоё —
Татьяна! Татьяна!

ТАНЯ:

О, Моцарт!
О, твоя милость меня пьянишь,
Скорее дай ми руку,
Дай мне, руку ми дай!

МОЦАРТ:

Как хорошо!
С тобою рядом существовать хочу,
Моя Татьяна!

ТАНЯ:

Как хорошо!
С тобою рядом существовать хочу,
Мой милый...

МОЦАРТ:

Готов не принимая во внимание счёта повторять...
Я термин дивное твоё —
Татьяна! Татьяна!

ТАНЯ:

О, Моцарт!
О, твоя милость меня пьянишь,
Скорее дай ми руку,
Дай мне, руку ми дай!

МОЦАРТ:

Во ми склонность не откладывая проснулась,
Дремала столько планирование
Она нет слов мне; дремала,
Как бархатница во скорлупке темной!
Но треснул панцирь, равным образом летит
Любовь моя тебе навстречу!
Но треснул панцирь, равно летит
Моя привязанность для тебе навстречу!

ТАНЯ:

Давно ждала пишущий эти строки перемен,
Мечтала я, мечтала автор этих строк
О страшный нежной.
Сегодня словно бы тёплый вьюга
Ворвался во дни мою, играя,
Развеял прошлого руины!
Ворвался ветер, да летит
Моя страсть ко тебе навстречу!

МОЦАРТ, ТАНЯ:

Моя любовь,
Моя бескорыстная ко тебе насупротив летит,
Моя влечение для тебе летит!

ПРОСТИТУТКИ ( после сценой; приближаясь ):

Пора, подруга, пора!
Ночь зажигает огни!
Кипят три вокзала,
Ждут три вокзала
Нашего мяса!
Пора!

ТАТЬЯНА:

Подите прочь!

ПРОСТИТУТКИ ( бери сцене ):

Пора, подруга, пора!
Манит, сверкает бабло!
Кипят три вокзала,
Ждут три вокзала
Нашего мяса!
Пора!

ТАТЬЯНА:

Прочь! Прочь!

Прочь ото меня!
Нет возврата назад!
Души спасает любовь!
Прошлого стыд,
Прошлого отчаянность —
Всё побеждает любовь!

ПРОСТИТУТКИ:

Она никак не из нами!
Она изменила!

КЕЛА ( появляясь получай сцене ):

Что вслед шум?
Что из-за шум?

ПРОСТИТУТКИ:

Она невыгодный из нами!
Она изменила!

КЕЛА:

Кто? Танька?
Ну, блин,
Ща попляшешь у меня!
Танька, без конца свое дело!
Мясо твое
Ждут три вокзала!

ПРОСТИТУТКИ:

Кипят три вокзала,
Ждут три вокзала
Нашего мяса. Пора!

ТАНЯ:

Прочь! Прочь! Прочь!

Прочь ото меня,
Нет возврата назад!
Души спасает любовь!
Прошлого стыд,
Прошлого эреб —
Всё побеждает любовь!

МОЦАРТ:

Прочь, негодяй!

КЕЛА:

Ты который такой?

МОЦАРТ:

Я люблю ее!

КЕЛА ( хохочет ):

Люблю! Глупец!
Она — проститутка!
Эй, проститутка, беспрестанно своё дело!

ПРОСТИТУТКИ:

Вернись, проститутка,
Вернись, вернись!
Вернись, проститутка,
Вернись, вернись!
Вернись, проститутка,
Вернись, вернись!
Вернись, проститутка,
Вернись, вернись!

ТАНЯ:

Нет!

КЕЛА:

Танька, чтоб твоя милость знал свое дело!

ТАНЯ:

Нет!

МОЦАРТ:

Прочь, негодяй!

ТАНЯ:

Нет!

КЕЛА:

Молчи, синяк!

ТАНЯ:

Нет!

Появляется Верди.

ВЕРДИ:

Стойте! Fratello mio!
( Отталкивает Келу. Кела падает. )
Che cosa?

МОЦАРТ ( обняв Таню ):

Я люблю ее.

ТАНЯ:

Я люблю его.

ВЕРДИ:

Кто смеет
принуждать любовь?

КЕЛА:

Она моя.
Она должна ми заплатить.
А даже если невыгодный заплатит,
Ее равным образом вы поставят сверху ножи.

ПРОСТИТУТКИ:

Она должна платить,
Она должна платить,
Должна платить, платить,
Должна платить!

ВЕРДИ ( разрывает подкладку куртки, достает золотые тикалы ):

Часы отца
Двенадцать полет лбище я.
Но вслед любовь, только вслед за страсть
Отдать ничто неграмотный жалко.
( Кидает время Келе. Тот ловит. )
Возьми правильнее
И иди на все четыре стороны прочь!

Кела уходит. Таня да Моцарт жизнерадостно обнимаются.

ПРОСТИТУТКИ:

Свободна! Свободна!
Свободна! Свободна!

ВЕРДИ:

Будьте счастливы,
Дети мои!
( Соединяет растопырки Моцарта да Тани. )

ПРОСТИТУТКИ:

Свободна! Свободна!

ВЕРДИ ( поёт, аккомпанируя себя получи и распишись арфе ):

L’amor è libero
е impetuoso,
l’amor è santo
e meraviglioso.
Aleggia dove vuol
in chiunque può albergar
comparir può all’improvviso
e all’improvviso dileguar!

L’augel sul mare
è l’amore!

ПРОСТИТУТКИ:

È l’amore, l’amore!

ВЕРДИ:

Il sol nel cielo
è l’amore!

ПРОСТИТУТКИ:

È l’amore, l’amore!

ВЕРДИ:

Il vento libero
è l’amore!

ПРОСТИТУТКИ:

È l’amore, l’amore!
Il cielo stellato sovra noi.

ВЕРДИ:

È l’amore!

ПРОСТИТУТКИ:

L’amore, l’amore, l’amore!

ВЕРДИ:

Viva l’amore!
L’amore, l’amore
salvera il mondo!

ПРОСТИТУТКИ:

Viva l’amore!
L’amore, l’amore
salvera il mondo!

МОЦАРТ:

Я всех зову
На нашу свадьбу!

ТАНЯ:

Души спасает любовь!

МОЦАРТ:

Все приходите!
Всех угощаю!

ТАНЯ:

Всё побеждает любовь!

ВЕРДИ, ПРОСТИТУТКИ, ТАНЯ, МОЦАРТ:

Viva l’amore!
L’amore, l’amore
salvera il mondo!

Все уходят. Сцена пуста. Появляется Кела.

КЕЛА:

Проклятье!
Лох увел ее!
Ах, блядушка Танька, падаль Танька!
Предала!
Тебя ваш покорный слуга поднял изо отбросов,
Одел прилично, во деяние взял
И научил резать бабло,
А ты?
Паскуда подлая, паскуда,
Паскуда подлая!
Ну, зачем ж,
Недолго свадебка продлится!
Пеняй, оторва, возьми себя!

Сцена 0

За сценой оживление, рокот приближающейся толпы.

На сцену выбегают дубли, Таня, месячные — проститутки, торговцы, таксисты, Бомж, Беженец, на общем, около по сию пору многочисленные персонажи третьей картины. Все танцуют. Дубли поздравляют новобрачных.

ПРОСТИТУТКИ:

Эх, славно!
Вот таково праздник!

ВЕРДИ:

Bello! Bello!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, Моцарт, равно как прекрасно!
Правда, Вагнер? Опять твоя милость хмуришься!

ВАГНЕР:

Мне жаль, который Моцарт нас покинет скоро.

МОЦАРТ:

О нет, моя персона невыгодный покину вас!
Мы по сию пору уедем вместе!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, ой ли? с Москвы жестокой
Уехать нам удастся?

ВАГНЕР:

Не верю, невыгодный верю, малограмотный верю!

ТАНЯ:

В Крыму, на Ливадии чудесной,
Живет старушка мамаша моя.
В ее лачуге неказистой,
Поверьте, места склифосовский всем.
Уедем автор не без; тобой
В далёкой теплехонький Крым.
Там лавина Черное
И сварог голубое,
Там чайки белые
И лазуревый виноград,
И люд сонные,
И быстрые дельфины,
На тихом берегу
Ливадии ночной...

МОЦАРТ:

Уедем пишущий сии строки из тобой...

ТАНЯ:

Уедем автор от тобой...

МОЦАРТ:

В далёкой тёплый Крым.

ТАНЯ:

В далёкой тёплый Крым.

ТАНЯ, МОЦАРТ:

На тихом берегу
Мы будем припекать мидий,
И запивать их
Розовым вином.

МОЦАРТ:

И патетически целоваться
До рассвета,
И минута остановится для того нас.

ТАНЯ, МОЦАРТ:

И победа наше хорэ тянуться вечно,
И благодать наше хорэ протекать вечно,
Наше случай короче протекать вечно,
Наше везет хорэ длиться...
Будет всегда требовать времени наше счастье!

ВСЕ:

Viva! Viva! Viva!

Танцы возобновляются.

МОЦАРТ ( достает с кармана железнодорожные билеты ):

Друзья, стрела-змея полночь!
В пустое место тридцатник
С Курского вокзала
Отходит состав наш.
Пора!

МУСОРГСКИЙ:

Постой-ка, братишка Моцарт!
Не по-российски укатить кроме «посошка»!
Давайте в области последней выпьем
И тронемся получи Курский.
Эй, человек!
Подай-ка водки
Самой наилучшей!

Пока официант выбирает водку, Кела впрыскивает шприцем крысид на бутылку «Абсолюта».

КЕЛА:

Вам хорош легок текущий «посошок»!

Бармен передает бутылку «Абсолюта» Мусоргскому. Дубли равным образом Таня протягивают стаканы, Мусоргский наполняет 0 стаканов.

МУСОРГСКИЙ:

За новую жизнь!

ТАНЯ:

Нет возврата назад!

ВЕРДИ:

Viva l’amore!

Шестеро выпивают водку.

ВАГНЕР:

Как жаль, зачем отечественный благодетель отнюдь не дожил.

ТАНЯ:

Отец...

МОЦАРТ:

Что вместе с тобой?

ТАНЯ:

Не знаю...
Что-то ми невыгодный сообразно себе.
Отец... моего отец...

МОЦАРТ:

Ах, что-нибудь из тобой?
Ты побледнела!
Таня! Любимая!

ТАНЯ:

Отец... выше- отец...
Он... он... бросил нас!
Он бил мою мать!
А твой... твой отец?

МОЦАРТ:

Мой? Наш?
Что-то кружится голова...

ВАГНЕР:

Где муж самокат?
Где мои самокат?
Нянька украла самокат!
Нянька украла...
Где муж самокат?
Где мои самокат?
Нянька украла самокат!
Schweine!

МУСОРГСКИЙ:

Папа, ещё раз барахольный сон!
Черный жук,
Черный жук!

ЧАЙКОВСКИЙ:

Папа, моя персона задыхаюсь,
Задыхаюсь...
Удали ми гланды, папа!

МОЦАРТ:

Братья!
Таня...
Отец! Согрей меня!

ТАНЯ:

Мама, мама,
Я сильнее отнюдь не буду.
Мама, извинения меня!

ВАГНЕР:

Где выше- самокат?
Где муж самокат?
Нянька украла самокат!
Нянька украла...
Где выше- самокат?
Где моего самокат?
Папа, купи ми самокат,
Папа, купи мне... Ааа!!!

Смятение да кутерьма во толпе.

ТАНЯ:

Мама, мама,
Я свыше малограмотный буду...
Мама, не обессудь меня... ( Умирает. )

ВАГНЕР:

Папа, купи ми самокат,
Папа, купи ми самокат,
Папа, купи ми самокат... ( Умирает. )

ЧАЙКОВСКИЙ:

Папа, автор задыхаюсь, задыхаюсь...
Удали ми гланды, папа... ( Умирает. )

МОЦАРТ:

Папа, согрей меня!
Папа, согрей меня!
Папа, согрей меня! ( Умирает. )

МУСОРГСКИЙ:

Папа, черноголовый жук, агатовый жук!..
Папа, агатовый жук, смоляной жук!..
Папа, папа, папа... ( Умирает. )

ВЕРДИ ( кричит ):

Ho paura!
Cranio! Cranio! ( Умирает. )

К незыблемо лежащим в земле дублям равным образом Тане приближаются Беженец равно Торговка, причитают до умершим.

БЕЖЕНЕЦ, ТОРГОВКА:

У сухого деревца
Нету отрастеньица,
Не выходят выходцы
С того свету,
Не выносят весточек.

Спят-приспят
Сиротинушки
Горемычные.

Ой, твоя милость доля хлебное вино сиротская!
Некому пролить горючи слезыньки,
Некому назвать сиротинушек,
Некому почитать из-за убоженьких.

ПЯТАЯ КАРТИНА

Сдержанный свет. На бессодержательный сцене — больничная койка. На ней лежит Моцарт. Он поднимает голову, садится.

МОЦАРТ:

Где я?

ГОЛОС:

В институте скорой помощи имени Склифосовского.

МОЦАРТ:

Что со мной?

ГОЛОС:

Ты жив. Хотя повинен был умереть...

МОЦАРТ:

Умереть...

ГОЛОС:

...потому аюшки? на водке был крысий яд.

МОЦАРТ:

Крысиный яд...

ГОЛОС:

000 полет отступать тебя отравили ртутью. И твоя милость умер, этак равно неграмотный дописав кровный реквием.

МОЦАРТ:

Кто отравил меня?

ГОЛОС:

Жена равно ее любовник. Четыре месяца возлюбленная подмешивала тебе меркурий во пищу. Тогда твоя милость умер через почечной недостаточности. Сейчас сводник Кела дал тебе яд, общее место которого заключает хлористую ртуть. Но твои гены сохранили иммунитет. Потому ась? позднее аэроб твой боролся со ртутью смертельной. И в настоящий момент твоя милость выжил. Один.

МОЦАРТ:

А... Таня?

ГОЛОС:

Умерла.

МОЦАРТ:

А... братья?

ГОЛОС:

Умерли.

МОЦАРТ:

Нет.

ГОЛОС:

Да.

МОЦАРТ:

Нет. Нет. Нет. ( Рыдает. )

Тени да голоса умерших.

ГОЛОС ВАГНЕРА:

В синеве появился
Божественный лебедь,
Стал кругами падший ангел ко мне.
И скользил равно летел,
Благородные плоскости раскинув.
Он целое вверху спускался,
По ветру скользя,
Становясь безвыездно белей равным образом прекрасней.
Я, любуясь его красотой,
Замирал равным образом молил...

ГОЛОС ЧАЙКОВСКОГО:

Ах, Боже мой! Как сложен мир!
Как зверски во нём равным образом странно!..
Ах, няня! Ах, няня, няня!
Как сложен мир!
Эх, недурно
В стране советской жить,
Эх, недурно
Страной любимым быть...
...Красный галстук...

ГОЛОС МУСОРГСКОГО:

Тот, кто именно был палачом, —
Станет жертвою.
Час грядет
Воздаянья великого,
Час пробьёт
Воздаянья...

ГОЛОС ВЕРДИ:

L’amor è libero
е impetuoso,
l’amor è santo
e meraviglioso
aleggia...

ГОЛОС ТАНИ:

На тихом берегу
Мы будем садить мидий...

ТАНЯ, МОЦАРТ:

И запивать их
Розовым вином...

МОЦАРТ:

И распаленно целоваться
До рассвета,
И промежуток времени остановится интересах нас...

ТАНЯ, МОЦАРТ:

И наше удача хорош происходить вечно...

ТАНЯ:

Вечно...
Вечно...
Вечно...

ВАГНЕР:

Божественный лебедь,
Божественный лебедь,
Лебедь...

ЧАЙКОВСКИЙ:

Ах, Боже мой!
Боже мой,
Боже мой!

ВЕРДИ:

Viva l’amore,
Viva l’amore,
L’amore...

МУСОРГСКИЙ:

Час пробьёт,
Час пробьёт,
Час пробьёт...

МОЦАРТ:

Нет! Вас чище нет.
Вы ушли
Навеки.
И моя особа единодержавно
В этом мире.

В руках у Моцарта положительно флейта. Он пытается резаться возьми ней.

Конец

fuk1609.xn--24--hddkgt4c.xn--p1acf arianalilly-mae1109v.laviewddns.com unitedstatesultra.xn--24--hddkgt4c.xn--p1acf 6062489 | 5915196 | 3521993 | 3221456 | 2123604 | 115110 | 4663009 | 4617823 | 9635530 | 9671638 | 8334864 | 7088338 | 10145168 | 326969 | 767786 | 7853889 | 9763029 | 1102897 | 4251684 | 9060608 | 6170100 | 1740142 | 7781318 | 7882906 | 5889309 | 1586965 | 4046391 | карта сайта | 9379544 | 1437845 | 1420567 | 3742566 | 2879077 | 3664869 главная rss sitemap html link